Выберите страну:

Чуковский Корней Иванович – биография || Чуковский Корней - Стихи


Чуковский Корней Иванович – биография || Чуковский Корней - Стихи
Чуковский Корней Иванович – биография

Чуковский Корней Иванович – биография

Чуковский-Корней

Корне́й Ива́нович Чуко́вский (наст. имя — Никола́й Васильевич Корнейчуко́в, 19 [31] марта 1882, Санкт-Петербург, — 28 октября 1969, Москва) — русский советский поэт, публицист, литературный критик, переводчик и литературовед, детский писатель, журналист. Отец писателей Николая Корнеевича Чуковского и Лидии Корнеевны Чуковской.

Происхождение

Корней Иванович Чуковский родился 31 марта 1882 года в Санкт-Петербурге. Часто встречающаяся дата его рождения 1 апреля появилась в связи с ошибкой при переходе на новый стиль (прибавлено 13 дней, а не 12, как должно для XIX века). Тем не менее сам Корней праздновал свой день рождения именно 1 апреля.

mutterМатерью Николая была крестьянка из Полтавской губернии Екатерина Осиповна Корнейчукова, работавшая горничной в Санкт-Петербурге в семействе Левенсонов. Она проживала в гражданском браке с сыном семейства, студентом Эммануилом Соломоновичем Левенсоном. У родившегося мальчика уже была трёхлетняя сестра Мария от этого же союза. Вскоре после рождения Николая студент Левенсон оставил свою незаконную семью и женился на женщине «своего круга». Екатерина Осиповна была вынуждена переехать в Одессу.

Детство Николай Корнейчуков провёл в Одессе и Николаеве. В Одессе семейство поселилось во флигеле, в доме Макри на Новорыбной улице, № 6. В 1887 году Корнейчуковы сменили квартиру, переехав по адресу: дом Баршмана, Канатный переулок, № 3. Пятилетнего Николая отдали в детский сад мадам Бехтеевой, о пребывании в котором он оставил следующие воспоминания: «Мы маршировали под музыку, рисовали картинки. Самым старшим среди нас был курчавый, 20с негритянскими губами мальчишка, которого звали Володя Жаботинский. Вот когда я познакомился с будущим национальным героем Израиля — в 1888 или 1889 годах!!!». Какое-то время будущий писатель учился во второй одесской гимназии (впоследствии стала пятой). Одноклассником его в ту пору был Борис Житков (в будущем также писатель и путешественник), с которым у юного Корнея завязались дружеские отношения. Окончить гимназию Чуковскому так и не удалось: его отчислили, по его собственным утверждениям, из-за низкого происхождения. Эти события он описал в автобиографической повести «Серебряный герб».

По метрике у Николая и его сестры Марии, как незаконнорождённых, не было отчества; в других документах дореволюционного периода его отчество указывалось по-разному — «Васильевич» (в свидетельстве о браке и крещении сына Николая, впоследствии закрепилось в большинстве поздних биографий как часть «настоящего имени»; дано по крёстному отцу), «Степанович», «Эммануилович», «Мануилович», «Емельянович»], сестра Маруся носила отчество «Эммануиловна» или «Мануиловна». С начала литературной деятельности Корнейчуков использовал псевдоним «Корней Чуковский», к которому позже присоединилось фиктивное отчество — «Иванович». После революции сочетание «Корней Иванович Чуковский» стало его настоящим именем, отчеством и фамилией.

По воспоминаниям К. Чуковского, у него «никогда не было такой роскоши, как отец или хотя бы дед», что в юности и в молодости служило для него постоянным источником стыда и душевных страданий.

Его дети — Николай, Лидия, Борис и умершая в детстве Мария (Мурочка), которой посвящены многие детские стихи отца — носили (по крайней мере, после революции) фамилию Чуковских и отчество Корнеевич/Корнеевна.

Журналистская деятельность до Октябрьской революции.

С 1901 года Чуковский начал писать статьи в «Одесских новостях». В литературу Чуковского ввёл его близкий гимназический друг, журналист В. Е. Жаботинский. Жаботинский также был поручителем жениха на свадьбе Чуковского и Марии Борисовны Гольдфельд.

южноеЗатем в 1903 году Чуковский, как единственный корреспондент газеты, знающий английский язык (которому обучился самостоятельно по «Самоучителю английского языка» Олендорфа), и соблазнившись высоким по тем временам окладом — издатель обещал 100 рублей ежемесячно — отправился корреспондентом «Одесских новостей» в Лондон, куда выехал с молодой женой. Кроме «Одесских новостей» английские статьи Чуковского публиковались в «Южном обозрении» и в некоторых киевских газетах. Но гонорары из России поступали нерегулярно, а затем и вовсе прекратились. Беременную жену пришлось отправить обратно в Одессу. Чуковский подрабатывал перепиской каталогов в Британском музее. Зато в Лондоне Чуковский основательно ознакомился с английской литературой — прочитал в оригинале Диккенса, Теккерея.

Вернувшись в Одессу в конце 1904 года, Чуковский поселился с семьёй на улице Базарной № 2 и окунулся в события революции 1905 года. Чуковский оказался захвачен революцией. Он дважды посетил восставший броненосец «Потёмкин», кроме прочего приняв письма к близким у восставших моряков. В Петербурге начал издавать сатирический журнал «Сигнал». Среди авторов журнала были такие известные писатели как Куприн, Фёдор Сологуб и Тэффи. После четвёртого номера его арестовали за «оскорбление величества». Его защищал знаменитый адвокат Грузенберг, добившийся оправдания. Чуковский находился под арестом 9 дней.

w2

 

Чуковский (сидит слева) в студии Ильи Репина, Куоккала, ноябрь 1910 года. Репин читает сообщение о смерти Толстого. На стене виден неоконченный портрет Чуковского. Фотография Карла Буллы.

 

34В 1906 году Корней Иванович приехал в финское местечко Куоккала (ныне Репино, Курортный район (Санкт-Петербург)), где свёл близкое знакомство с художником Ильёй Репиным и писателем Короленко. Именно Чуковский убедил Репина серьёзно отнестись к своему писательству и подготовить книгу воспоминаний «Далёкое близкое». В Куоккале Чуковский прожил около 10 лет. От сочетания слов Чуковский и Куоккала образовано «Чукоккала» (придумано Репиным) — название рукописного юмористического альманаха, который Корней Иванович вёл до последних дней своей жизни.

В 1907 году Чуковский опубликовал переводы Уолта Уитмена. Книга стала популярной, что увеличило известность Чуковского в литературной среде. Чуковский стал влиятельным критиком, громил бульварную литературу (статьи о Лидии Чарской, Анастасии Вербицкой, «Нате Пинкертоне» и др.), остроумно защищал футуристов — как в статьях, так и в публичных лекциях — от нападок традиционной критики (познакомился в Куоккале с Маяковским и в дальнейшем с ним приятельствовал), хотя сами футуристы далеко не всегда были ему за это благодарны; вырабатывал собственную узнаваемую манеру (реконструкция психологического облика писателя на основании многочисленных цитат из него).

ч4

 

Осип Мандельштам, Корней Чуковский, Бенедикт Лившиц и Юрий Анненков, проводы на фронт. Случайная фотография Карла Буллы. 1914 год

 

 

В 1916 году Чуковский с делегацией Государственной думы вновь посетил Англию. В 1917 году вышла книга Паттерсона «С еврейским отрядом в Галлиполи» (о еврейском легионе в составе британской армии) под редакцией и с предисловием Чуковского.

После революции Чуковский продолжал заниматься критикой, издав две наиболее знаменитые свои книги о творчестве современников — «Книга об Александре Блоке» («Александр Блок как человек и поэт») и «Ахматова и Маяковский». Обстоятельства советского времени оказались неблагодарны для критической деятельности, и Чуковскому пришлось этот свой талант «зарыть в землю», о чём он впоследствии сожалел.

Литературоведение

ч14

 

В. В. Маяковский с К. И. Чуковским

 

 

В 1908 году опубликованы его критические очерки о писателях Чехове, Бальмонте, Блоке, Сергееве-Ценском, Куприне, Горьком, Арцыбашеве, Мережковском, Брюсове и других, составившие сборник «От Чехова до наших дней», выдержавший в течение года три издания.

chukovski_mayak Шарж на К. Чуковского в исполнении В. Маяковского. 1915

С 1917 года Чуковский принялся за многолетний труд о Некрасове, его любимом поэте. Его стараниями вышло первое советское собрание стихотворений Некрасова. Чуковский закончил работу над ним только в 1926 году, переработав массу рукописей и снабдив тексты научными комментариями. Монография «Мастерство Некрасова», вышедшая в 1952 году, некрасовмного раз переиздавалась, а в 1962 году Чуковский был удостоен за неё Ленинской премии. После 1917 года удалось опубликовать значительную часть стихов Некрасова, которые либо были ранее запрещены царской цензурой, либо на них было наложено «вето» правообладателями. Примерно четверть известных в настоящее время стихотворных строк Некрасова была введена в оборот именно Корнеем Чуковским. Кроме того, в 1920-е годы им были обнаружены и изданы рукописи прозаических сочинений Некрасова («Жизнь и похождения Тихона Тросникова», «Тонкий человек» и других).
Помимо Некрасова, Чуковский занимался биографией и творчеством ряда других писателей XIX века (Чехова, Достоевского, Слепцова), чему посвящена, в частности, его книга «Люди и книги шестидесятых годов», участвовал в подготовке текста и редактировании многих изданий. Самым близким себе по духу писателем Чуковский считал Чехова.

Детские стихи

24В 1916 Чуковский составил сборник для детей “Ёлка”. В 1917 г. М.Горький предложил ему возглавить детский отдел издательства “Парус”. Тогда же он стал обращать внимание на речь маленьких детей и записывать их. Из этих наблюдений родилась книга “От двух до пяти”(впервые вышла в 1928), которая представляет собой лингвистическое исследование детского языка и особенностей детского мышления.

Первая детская поэма “Крокодил” (1916) родилась случайно. Корней Иванович вместе с маленьким сыном ехали в поезде. Мальчик болел и, чтобы отвлечь его от страданий, Корней Иванович начал рифмовать строки под стук колес.

08За этой поэмой последовали другие произведения для детей: “Тараканище” (1922), “Мойдодыр” (1922), “Муха-Цокотуха” (1923), “Чудо-дерево” (1924), “Бармалей” (1925), “Телефон” (1926), “Федорино горе” (1926), “Айболит” (1929)5, “Краденное солнце” (1945), “Бибигон” (1945), “Спасибо Айболиту” (1955), “Муха в бане” (1969)
Именно детские сказки стали причиной начатой в 30-е гг. травли Чуковского, так называемой борьбы с “чуковщиной”, инициированной Н.К. Крупской. В 1929 г. его заставили публично отречься от своих сказок. Чуковский был подавлен пережитым событием и долго после этого не мог писать. По собственному признанию, с того времени он из автора превратился в редактора.

котДля детей младшего школькного возраста Чуковский пересказал древнегреческий миф о Персее, переводил английские народные песенки (“Барабек”, “Дженни”, “Котауси и Мауси” и др.). В пересказе 6 Чуковского дети познакомились с “Приключениями барона Мюнхгаузена” Э. Распе, “Робинзона Крузо” Д.Дефо, с “Маленьким оборвышем” малоизвестного Дж. Гринвуда; для детей Чуковский переводил сказки Киплинга, произведения Марка Твена7 . Дети в жизни Чуковского стали поистине источником сил и вдохновения. В его доме в подмосковном поселке Переделкино, куда он окончательно переехал в 1950-е гг., часто собиралось до полутора тысяч детей. Чуковский устраивал для них праздники “Здравствуй, лето” и “Прощай, лето”. Много общаясь с детьми, Чуковский пришел к выводу, что они слишком мало читают и, отрезав большой кусок земли от своего дачного участка в Переделкино, построил там библиотеку для детей. “Библиотеку я построил, хочется до конца жизни построить детский сад”, – говорил Чуковский.

вавилонВ 1960-е годы К. Чуковский затеял пересказ Библии для детей. К этому проекту он привлёк писателей и литераторов и тщательно редактировал их работу. Сам проект был очень трудным в связи с антирелигиозной позицией Советской власти. В частности, от Чуковского потребовали, чтобы слова «Бог» и «евреи» не упоминались в книге; силами литераторов для Бога был придуман псевдоним «Волшебник Яхве». Книга под названием «Вавилонская башня и другие древние легенды» была издана в издательстве «Детская литература» в 1968 году. Однако весь тираж был уничтожен властями. Обстоятельства запрета издания позже описывал Валентин Берестов, один из авторов книги: «Был самый разгар великой культурной революции в Китае. Хунвейбины, заметив публикацию, громогласно потребовали размозжить голову старому ревизионисту Чуковскому, засоряющему сознание советских детей религиозными бреднями. Запад откликнулся заголовком „Новое открытие хунвейбинов“, а наши инстанции отреагировали привычным образом». Книга была опубликована в 1990 году.

Неизвестно, были ли прототипы у героев сказок Чуковского. Но существуют довольно правдоподобные версии возникновения ярких и харизматичных персонажей его детских сказок.

13В прототипы Айболита годятся сразу два персонажа, один из которых был живым человеком, доктором из Вильнюса. Его звали Цемах Шабад (на русский манер – Тимофей Осипович Шабад). Доктор Шабад, окончив медицинский факультет Московского университета в 1889 г, добровольно отправился в московские трущобы, чтобы лечить бедняков и бездомных. Добровольно поехал в Поволжье, где рискуя жизнью, боролся с эпидемией холеры. Вернувшись в Вильнюс (в начале двадцатого века – Вильно) бесплатно лечил бедняков, кормил детей из бедных семей, не отказывал в помощи, когда к нему приносили домашних животных, лечил даже раненных птиц, которых ему приносили с улицы. С Шабадом писатель познакомился в 1912 году. Он дважды побывал в гостях у доктора Шабада и сам лично назвал его прототипом доктора Айболита в своей статье в “Пионерской правде”.

В письмах Корней Иванович, в частности, рассказывал: «…Доктор Шабад был очень любим в городе, потому что лечил бедняков, голубей, кошек… Придет, бывало, к нему худенькая девочка, он говорит ей – ты хочешь, чтобы я выписал тебе рецепт? Нет, тебе поможет молоко, приходи ко мне каждое утро, и ты получишь два стакана молока. Вот я и подумал, как было бы чудно написать сказку про такого доброго доктора».

В воспоминаниях Корнея Чуковского сохранилась другая история о маленькой девочке из бедной семьи. Доктор Шабад поставил ей диагноз «систематическое недоедание» и сам принес маленькой пациентке белую булку и горячий бульон. На следующий день в знак благодарности выздоровевшая девчушка принесла доктору в подарок своего любимого кота.
Сегодня в Вильнюсе установлен памятник доктору Шабаду.

Существует и другой претендент на роль прототипа Айболита – это доктор Дулитл из книги английского инженера Хью Лофтинга. Находясь на фронте Первой мировой войны, он придумал сказку для детей о докторе Дулитле, умевшем лечить разных животных, общаться с ними и воевать со своими врагами – злыми пиратами. История доктора Дулитла появилась в 1920 году.

15Долгое время считали, что в “Тараканище” изображен Сталин (Таракан) и сталинский режим. Искушение провести параллели было очень сильным: Сталин был невысокого роста, рыжий, с пышными усами (Таракан – “жидконогая козявочка, букашечка”, рыжий с большими усами). Ему покоряются и его боятся большие сильные звери. Но “Тараканище” был написан в 1922 г., Чуковский мог не знать о важной роли Сталина и, тем более, не мог изображать режим, набравший силу в тридцатые годы.

w6 Пастернак и Чуковский (справа) на первом съезде Союза писателей (1934 год).

Другие произведения

32В 1930-е годы Чуковский много занимался теорией художественного перевода («Искусство перевода» 1936 года переиздали перед началом войны, в 1941 году, под названием «Высокое искусство») и собственно переводами на русский язык (М. Твен, О. Уайльд, Р. Киплинг и другие, в том числе в форме «пересказов» для детей).

Совершенно особое место в творческой жизни критика К.И.Чуковского занимал Оскар Уайльд. В 1903-1904 гг., когда Чуковский жил в Англии, в качестве корреспондента газеты “Одесские новости” он впервые заинтересовался Уайльдом. Среди присланных им корреспонденций было и сообщение о постановке в лондонском театре “Корт” комедии Уайльда “Как важно быть серьезным”. Отношение к Уайльду менялось со временем, Чуковский всю жизнь “открывал” его для себя и для русских читателей.

По возвращении в Россию Чуковский выступал с лекциями об Уайльде в Москве, Киеве, Витебске, других городах. В 1911 г. он напечатал в “Ниве” этюд “Оскар Уайльд” – первый набросок портрета писателя, легший в основу всех других его работ об Уайльде.

Этот этюд был написан очень увлекательно, живым языком, иронично. В нем автор явно желал, чтобы русская публика трезво оценила своего кумира. В его талантливости Чуковский не сомневался, но считал его несколько поверхностным, неискренним, склонный к позерству. “Салонный” – таково было слово, определяющее как самого Уайльда, так и все его творчество.

В феврале 1916 г. Чуковский снова побывал в Англии и встретился в Лондоне с Р.Россом3, который внимательно следил за всем, что пишется о его друге , благодарный Чуковскому за прекрасную статью об Уайльде, Росс сделал автору поистине королевский подарок – страничку «Баллады Редингской тюрьмы»4, написанную рукой Уайльда. Опубликованная в 1922 г. отдельной книгой расширенная статья Чуковского была посвящена памяти Росса, скончавшегося в 1918 г.

Чуковский не скрывал, что разобраться в Уайльде помог ему А.М.Горький, к мнению которого он всегда прислушивался. Издательство «Всемирная литература», созданное в 1918 г. по инициативе Горького, предполагало выпустить новое собрание сочинений Уайльда со вступительной статьей Чуковского. Свой отзыв о статье Горький дал в письме Чуковскому (датируемом публикаторами условно 1918-1920 гг.), где он пишет:
«Вы несомненно правы, когда говорите, что парадоксы Уайльда – «общие места навыворот», но не допускаете ли Вы за этим стремлением вывернуть наизнанку все «общие места» более или менее осознанного желания насолить мистрисс Грэнди, пошатнуть английский пуританизм?» Письмо Горького заставило Чуковского пристальнее всмотреться в эпоху Уайльда, пересмотреть свое представление о нем.

Прочитав опубликованные в 1962 г. в Англии письма Уайльда, Чуковский удостоверился в том, “как он доблестно боролся за свободу искусства, за право художника не подчиняться диктатуре ханжей”. В последних редакциях статьи Чуковского ироническое некогда отношение к Уайльду сменяется признанием его бесспорных заслуг перед английской словесностью.

33Чуковский любил англоязычную литературу и охотно переводил ее, в годы опалы переводы кормили его. Он перевел произведения Марка Твена, Редьярда Киплинга, Г. Честертона, Конан Дойла, О.Генри и написал несколько статей об их творчестве. Любимым поэтом Чуковского с юных лет был У.Уитмен. При переменном отношении Чуковского к собственному творчеству переводы из Уитмена доставляли ему радость всю жизнь. В начале ноября 1965 г., когда ему сообщили о смерти сына Николая Чуковского записал: “Потом пришла Облонская, мы редактировали Уолта Уитмена, и это меня спасло”. Чуковский написал книгу о любимом поэте и озаглавил ее “Мой Уитмен”.

Увлеченный англоязычной литературой, Чуковский не мог не обратить внимание на жанр детектива, набиравший обороты в первой половине двадцатого века. Он прочел очень много детективов, выписывал особенно удачные места из них, “коллекционировал” способы убийств 8. В связи с этим, он первый в России заговорил о зарождающемся феномене массовой культуры, приводя в пример детективный жанр в литературе и кинематограф (статья “Нат Пинкертон и современная литература” (1908) об особенностях детективного жанра). Всплеск интереса к детективам низкого пошиба Чуковский объяснял как выражение “жажды крови” масс, продолжение военной истерии первой половины двацатого столетия. Кинематограф же считал новой формой мифотворчества, в которой народ, оторванный от земли и исконных занятий, пытался довольно убого творить новых мифических героев, новые культурные ценности.

живойВсегда относившийся к языку как к живому существу, Чуковский в 1962 г. написал книгу “Живой как жизнь” о русском языке, в которой описал несколько проблем современной речи, причем главной болезнью назвал “канцелярит” (выдуманное Чуковским слово, обозначающее захламление языка бюрократическими штампами). Корней Иванович до конца жизни боролся с канцеляритом, подменяющим живые оригинальные мысли и чувства. Он считал, что если современная обстановка рождает канцелярит, то воздействие правильной речью может по принципу обратного действия улучшить жизнь носителей языка.

42Начинает писать мемуары, над которыми работал до конца жизни («Современники» в серии «ЖЗЛ»). Посмертно опубликованы «Дневники 1901—1969».

Как доносило НКГБ в ЦК, в годы войны Чуковский высказывался: «…Всей душой желаю гибели Гитлера и крушения его бредовых идей. С падением нацистской деспотии мир демократии встанет лицом к лицу с советской деспотией. Будем ждать».

 

Последние годы

w7

 

 

 

Мемориальная доска на доме в Москве, где жил Корней Чуковский
ч25В последние годы Чуковский — всенародный любимец, лауреат ряда государственных премий и кавалер орденов, вместе с тем поддерживал контакты с диссидентами (Александр Солженицын, Литвиновы, видным правозащитником была также его дочь Лидия). На даче в Переделкине, где он постоянно жил последние годы, он устраивал встречи с окрестными детьми, беседовал с ними, читал стихи, приглашал на встречи известных людей, знаменитых лётчиков, артистов, писателей, поэтов. Переделкинские дети, давно ставшие взрослыми, до сих пор вспоминают эти детские посиделки на даче Чуковского.

В 1966 году подписал письмо 25 деятелей культуры и науки генеральному секретарю ЦК КПСС Л. И. Брежневу против реабилитации Сталина.

Умер Корней Иванович 28 октября 1969 года от вирусного гепатита.

На даче в Переделкине, где писатель прожил большую часть жизни, ныне действует его музей.

Из воспоминаний Ю. Г. Оксмана:
Лидия Корнеевна Чуковская заранее передала в Правление московского отделения Союза писателей список тех, кого её отец просил не приглашать на похороны. Вероятно, поэтому не видно Аркадия Васильева и других черносотенцев от литературы. Прощаться пришло очень мало москвичей: в газетах не было ни строки о предстоящей панихиде. Людей мало, но, как на похоронах Эренбурга, Паустовского, милиции — тьма. Кроме мундирных, множество «мальчиков» в штатском, с угрюмыми, презрительными физиономиями. Мальчики начали с того, что оцепили кресла в зале, не дают никому задержаться, присесть. Пришёл тяжело больной Шостакович. В вестибюле ему не позволили снять пальто. В зале запретили садиться в кресло. Дошло до скандала.

Гражданская панихида. Заикающийся С. Михалков произносит выспренние слова, которые никак не вяжутся с его равнодушной, какой-то даже наплевательской интонацией: «От Союза писателей СССР…», «От Союза писателей РСФСР…», «От издательства „Детская литература“…», «От Министерства просвещения и Академии педагогических наук…» Всё это произносится с глупой значительностью, с какой, вероятно, швейцары прошлого века во время разъезда гостей вызывали карету графа такого-то и князя такого-то. Да кого же мы хороним, наконец? Чиновного бонзу или жизнерадостного и насмешливого умницу Корнея? Отбарабанила свой «урок» А. Барто. Кассиль исполнил сложный словесный пируэт для того, чтобы слушатели поняли, насколько он лично был близок покойному. И только Л. Пантелеев, прервав блокаду официозности, неумело и горестно сказал несколько слов о гражданском лике Чуковского. Родственники Корнея Ивановича просили выступить Л. Кабо, но когда в переполненном помещении она присела к столу, чтобы набросать текст своего выступления, к ней подошёл генерал КГБ Ильин (в миру — секретарь по оргвопросам Московской писательской организации) и корректно, но твёрдо заявил ей, что выступать ей не позволит.

1956

 

 

Похоронен на кладбище в Переделкине.

 

Чуковский. “О себе”

 

Семья

• Жена (с 26 мая 1903 года) — Мария Борисовна Чуковская (урождённая Мария Арон-Беровна Гольдфельд, 1880—1955). Дочь бухгалтера Арона-Бера Рувимовича Гольдфельда и домохозяйки Тубы (Таубы) Ойзеровны Гольдфельд.
o Сын — поэт, прозаик и переводчик Николай Корнеевич Чуковский (1904—1965). Его жена — переводчица Марина Николаевна Чуковская (1905—1993).
o Дочь — писательница и диссидент Лидия Корнеевна Чуковская (1907—1996). Её первым мужем был литературовед и историк литературы Цезарь Самойлович Вольпе (1904—1941), вторым — физик и популяризатор науки Матвей Петрович Бронштейн (1906—1938).
o Сын — Борис Корнеевич Чуковский (1910—1941), погиб в Великую Отечественную войну.
o Дочь — Мария Корнеевна Чуковская (Мурочка) (1920—1931), героиня детских стихов и рассказов отца.
 Внучка — Наталья Николаевна Костюкова (Чуковская), Тата (род. 1925), микробиолог, профессор, доктор медицинских наук, Заслуженный деятель науки России.
 Внучка — литературовед, химик Елена Цезаревна Чуковская (1931—2015).
 Внук — Николай Николаевич Чуковский, Гуля (род. 1933), инженер-связист.
 Внук — кинооператор Евгений Борисович Чуковский (1937—1997).
 Внук — Дмитрий Чуковский (род. 1943), муж известной теннисистки Анны Дмитриевой.
 Правнучка — Мария Ивановна Шустицкая (род. 1950), врач-анестезиолог-реаниматолог.
 Правнук — Борис Иванович Костюков (1956—2007), историк-архивист.
 Правнук — Юрий Иванович Костюков (род.1956), врач.
 Правнучка — Марина Дмитриевна Чуковская (род.1966),
 Правнук — Дмитрий Чуковский (род. 1968), главный продюсер дирекции спортивных каналов «НТВ-Плюс»[20].
 Правнук — Андрей Евгеньевич Чуковский (род. 1960), химик.
 Правнук — Николай Евгеньевич Чуковский (род. 1962).
• Племянник — математик Владимир Абрамович Рохлин (1919—1984).

 

Память

• Именем Корнея Чуковского названы улицы в различных населённых пунктах государств бывшего СССР. В 2014 году появилась улица Корнея Чуковского в Санкт-Петербурге.
• В 1992 году энтомологом А. П. Озеровым был описан новый род и вид мух-муравьевидок, названный в чеcть самого известного литературного героя из отряда Diptera — Mucha tzokotucha.

Литература

• Чуковская, Л. К. Памяти детства: Мой отец — Корней Чуковский. — М.: Время, 2012. — 256 с., ил. — 3000 экз. — ISBN 978-5-9691-0723-6
• Воспоминания о Корнее Чуковском. — Время, 2012. — ISBN 978-5-91761-140-2
• Чуковская, Е. «Чукоккала» и около. — М.: Русский мир ; Жизнь и мысль, 2014. — 480 с. — (Литературная премия Александра Солженицына). — 2000 экз. — ISBN 978-5-8455-0179-0.

Фильмография

• Исторические хроники — 1969. Чуковский. ( )
• На миг оглянуться (Режиссёр В. Колегаев; 1984)

Награды

Чуковский был награждён орденом Ленина (1957), тремя орденами Трудового Красного Знамени, а также медалями. В 1962 году ему была присвоена в СССР Ленинская премия, а в Великобритании удостоен степени Доктора литературы Honoris causa Оксфордского университета.

 

Список произведений

 

36 38 39

40 41 42
37
43
34
35
21
24


Количество слов: 3619

К списку поэтов