Выберите страну:

Мей Лев Александрович – биография || Мей Лев - Стихи


Мей Лев Александрович – биография || Мей Лев - Стихи
Мей Лев Александрович – биография

Мей Лев Александрович – биография

index

Лев Алекса́ндрович Мей (1822—1862) — русский поэт, переводчик, прозаик.

 

Биография

Родился в бедной дворянской семье. Отец будущего поэта, отставной офицер, участник Бородинского сражения, умер молодым; с его смертью пропали почти все семейные накопления. Детство Мей провёл у бабушки, А. С. Шлыковой.

41-098Учился в Московском дворянском институте (1831—1836), за успехи был переведён в Царскосельский лицей (1836—1841); в 1840 в журнале «Маяк» впервые опубликовал стихи. Служил в канцелярии московского генерал-губернатора.

Сотрудничая с 1849 в «Москвитянине» (стихи, переводы, драма «Царская невеста»), сблизился с М. П. Погодиным и тесно сошёлся с кружком молодой редакции (Ап. Григорьев, А. Островский и др.), возглавив отделы русской и иностранной словесности. Изучал историю, русские летописи, древнюю литературу и фольклор, совершенствовался в знании языков. В начале 50-х годов Мей получил место инспектора 2-й московской гимназии.

Весной 1853 переселился в Петербург, отдавшись исключительно литературной работе. Здесь он только числился в археографической комиссии и отдался исключительно литературной деятельности, принимая участие в “Библиотеке для Чтения”, “Отечественных Записках”, “Сыне Отечества”, “Русском Слове” начальных лет, “Русском Мире”, “Светоче” и др.

006Крайне безалаберный и детски нерасчетливый, Мей жил беспорядочной жизнью литературной “богемы”. Еще из лицея, а больше всего из дружеских собраний “молодой редакции” “Московитянина” он вынес болезненное пристрастие к вину. В Петербурге он в конце 50-х годов вступил в кружок, группировавшийся около графа Г.А. Кушелева-Безбородка . На одном из собраний у графа Кушелева, на котором было много аристократических знакомых хозяина, Мея просили сказать какой-нибудь экспромт. Прямодушный поэт горько над собой посмеялся четверостишием: “Графы и графини, счастье вам во всем, мне же лишь в графине, и притом в большом”.

Постоянные кутежи и лёгкая жизнь при графе затягивали поэта, хотя он тосковал по независимости и продолжал изыскивать средства, чтобы упрочить своё материальное положение. В частности, с середины 1850-х годов до 1861 года он занимался разбором древних документов и летописей в Археографической комиссии, но все эти годы безуспешно хлопотал о предоставлении ему в этой комиссии штатного места, снова просил – и так же долгое время безуспешно – разрешения издавать журнал или газету для народа.

000Только в начале 1860-х годов дела стали несколько налаживаться. В 1861 году поэту оказал материальную помощь Литературный фонд, в 1862 году жена Мея С.Г. Полянская (1820-1889) предприняла на одолженные у друзей деньги издание иллюстрированного журнала для женщин “Модный магазин”. Он пошёл хорошо, однако это уже не могло спасти разрушенного здоровья поэта. Тогда же Кушелев предложил Мею издать собрание его сочинений в трёх томах. Оно начало выходить с 1861 года, когда появляется первая книга “Сочинений и переводов Л.А. Мея” – “Былины и песни”.

Однако успеха издание не имело, и закончено при жизни поэта не было. В количественном отношении поэтическое творчество Мея очень бедно. Если не считать немногочисленных школьных и альбомных стихотворений, извлечённых после смерти из его бумаг, а брать только то, что он сам отдавал в печать, то наберётся не более десятков двух оригинальных стихотворений. Всё остальное – переложения и переводы. А между тем писать Мей стал рано. Небольшое поэтическое наследие Л.А. Мея занимает определённое место в литературной жизни России начиная с середины 1840-х годов.

5
Беспорядочная жизнь надорвала его крепкий организм; он умер от паралича лёгких 16 мая 1862 г.

 

Похоронен на Митрофаниевском кладбище Санкт-Петербурга, в 1935 году захоронение было перенесено наЛитераторские мостки.

После смерти Л.А. Мея его друзья с особой настойчивостью утверждали, что поэт был совершенно равнодушен к обвинениям критиков, упрекавших его в отсутствии мировоззрения и в несовременности. Это неверно. Сохранились поэтические свидетельства того, как Мей тяжело переживал разлад со своим временем и потерю читателя; надеялся, что когда-нибудь его поэзия станет необходимой людям. При жизни поэта этого не 1000587551случилось. “Полное собрание сочинений” Мея было издано лишь в 1887 году Мартыновым, с большой вступительной статьёй Вл. Зотова и библиографией сочинений Мея, составленной Н.В. Быковым. Сюда вошли и беллетристические опыты Мея (охотничьи очерки, рассказы), большого литературного интереса не представляющие. Но лучшее в творчестве Мея всё же нашло дорогу к читателю. В этом свою роль сыграла и музыка, подарившая вторую жизнь драмам Мея и многим оригинальным и переводным его произведениям. Особенно был популярен поэт среди композиторов “Могучей кучки”. Их привлекали в его творчестве простота и задушевность поэтической интонации, подлинно народный колорит его песен, лиризм женских образов драматургии.

 

Творчество

Мей принадлежит, по определению Аполлона Григорьева , к “литературным явлениям, пропущенным критикой”. И при жизни, и после смерти, им мало интересовались и критика, и публика, несмотря на старания некоторых приятелей (А.П. Милюков в “Светоче” 1860 г., № 5, Аполлон Григорьев, Вл. Р. Зотов , в первом томе Мартыновского издания сочинений Мея) возвести его в первоклассные поэты.

009Это равнодушие понятно и законно. Мей – выдающийся виртуоз стиха, и только. У него нет внутреннего содержания; он ничем не волнуется и потому других волновать не может. У него нет ни глубины настроения, ни способности отзываться на непосредственные впечатления жизни. Весь его чисто внешний талант сосредоточился на способности подражать и проникаться чужими чувствами. Вот почему он и в своей замечательной переводческой деятельности не имел любимцев и с одинаковой виртуозностью переводил Шиллера и Гейне, “Слово о полку Игореве” и Анакреонта, Мицкевича и Беранже.

Даже в чисто количественном отношении поэтическое творчество Мея очень бедно. Если не считать немногочисленных школьных и альбомных стихотворений, извлеченных после смерти из его бумаг, а брать только то, что он сам отдавал в печать, то наберется не более десятков двух оригинальных стихотворений. Все остальное – переложения и переводы. А между тем писать Мей стал рано и в 18 лет уже поместил в “Маяке” отрывок из поэмы “Гванагани”. Почти все оригинальные стихотворения Мея написаны в “народном” стиле. Это – та археологически-колоритная имитация, которая и в старом, и в молодом “Московитянине” считалась квинтэссенцией народности. Мей брал из народной жизни только нарядное и эффектное, щеголяя крайне вычурными неологизмами (“Из белых из рук выпадчивый, со белой груди уклончивый” и т. п.) – но в этом условном жанре достигал, в деталях, большого совершенства. Переимчивый только на подробности, он не выдерживал своих стихотворений в целом. Так, прекрасно начатый “Хозяин”, изображающий томление молодой жены со старым мужем, испорчен концом, где домовой превращается в проповедника супружеской верности. В неподдельной народной песне старый муж, взявший себе молодую жену, сочувствием не пользуется.

003В литературном наследии Л.А. Мея важное место занимают былины, сказания и народные песни, отмеченные стилизацией. Таковы: «Волхв», «Александр Невский» (1861), «Песня про боярина Евпатия Коловрата» (1859) и другие. Мея привлекают характеры доблестные, героические, но удальство и богатырский размах, которые он теперь подчёркивает в русском характере, связаны у него не с социальным протестом, а с патриотическим подвигом: его с “помощью божией” совершают “благолепные” и “благоверные” русские витязи, поборники не только свободы родины, но и православной веры. К стихотворениям этого рода примыкают переложения “Отчего перевелись витязи на святой Руси” (1856) и “Песня про княгиню Ульяну Андреевну Вяземскую” (1858). Перевод «Слова о полку Игореве» (1850) с древнерусского языка на литературный язык XIX века, начатый ещё в лицейские годы, был заметным успехом Льва Александровича и надолго остался в числе лучших. Органически близки к фольклору песни и полубалладные стихотворения на обычные в народной поэзии темы – о любви, горе и скуке, о тяготах семейной жизни и прочих. Порой фольклорные стихотворения Mея звучат как нарочитая стилизация, но там, где он преодолевает путы славянофильских взглядов на народ, он создаёт сильные и значительные произведения («Ох, вы, годы мои…», «Ты краса ли моя девичья…», «Как вечор мне, молодёшеньке…» и др.). В ближайшей связи с фольклорными и историческими интересами стоят и драмы Л.А. Мея – «Царская невеста» (1849), «Псковитянка» (1850-1859) и «Сервилия» (1854).

001Музыкальный характер его лирики постоянно привлекал русских композиторов, часто перекладывавших его стихи на музыку. Многочисленные музыкальные произведения на тексты Мея созданы П.И. Чайковским, М.И. Глинкой, А.П. Бородиным, Э.Ф. Направником, Н.А. Римским-Корсаковым, М.П. Мусоргским, С.В. Рахманиновым, М.А. Балакиревым, А.Т. Гречаниновым, Ц.А. Кюи и другими композиторами. Кроме этой романсной лирики, поэт хорошо владел и простой, разговорной интонацией стиха, которая привлекала своей искренностью и непосредственностью. Исторически анализируя его поэзию, нельзя не отметить, что теория «чистого искусства» никогда не захватывала его полностью.

1407950371231006400Некоторая внутренняя противоречивость его лирики – лучшее тому подтверждение. Обречённость творческого труда («неволю мысль цензуре в угожденье»), отсутствие свободы творчества («у песни есть сестра – свобода») и ряд аналогичных мотивов выводят поэзию Л.А. Мея за эти узкие рамки. В середине 1850-х годов в поэзии Л.А. Мея постепенно начинает звучать нечто близкое некрасовским темам – постоянные аллюзии с современностью (иногда в очень далёких по темам стихотворениях на библейские темы), внимание к социальным противоречиям жизни, к бедным и нищим, вообще к простым маленьким людям. Симпатии поэта на их стороне – он умеет воссоздать яркие и типичные картины трудовой жизни семьи, друзей и близких, передать облик петербургского дна и так далее. Таковы его стихи «Забытые ямбы», «Дым», «Арашка», «Покойным», «Греза», «Барашки», «Помпеи», «Юдифь» и другие. Нельзя не отметить и превосходных описаний величавой простоты русской природы («Октавы», «Деревня»).

1000790852Важное значение в условиях общественного оживления конца 1850-х – начала 1860-х годов имела переводческая работа. Она давала возможность демократическому читателю узнать то передовое, что в течение нескольких десятилетий было для него закрыто при Николае I. К числу переведённых Л.А. Меем авторов относятся И.Гёте, Ф.Шиллер, Г.Гейне, У.Шекспир, Мильтон, Дж. Байрон, В.Гюго, П.Беранже, А.Мицкевич, Анакреонт, Т.Г. Шевченко и другие. Оценка этой стороны его деятельности всегда была единодушно положительной. Н.А.

fe21597ef630Добролюбов называл Мея и Михайлова в числе «очень талантливых переводчиков»; положительный отзыв о переводах Л.А. Мея есть и у Н.Г. Чернышевского. Весь его талант сосредоточился на способности подражать и проникаться чужими чувствами. Вот почему он и в своей замечательной переводческой деятельности не имел любимцев и с одинаковой виртуозностью переводил Шиллера и Гейне, “Слово о полку Игореве” и Феокрита, украинца Я.И. Щеголева и чеха В.Ганку. Мей сделал органической частью русской культуры многие шедевры мировой поэзии.

Из стихотворений Мея с нерусскими сюжетами заслуживают внимания: “Отойди от меня, сатана” – ряд картин, которые искушающий диавол развертывает перед Иисусом Христом: знойная Палестина, Египет, Персия, Индия, угрюмо-мощный Север, полная неги Эллада, императорский Рим в эпоху Тиверия, Капри. Это – лучшая часть поэтического наследия Мея. Тут он был вполне в своей сфере, рисуя отдельные подробности, не священные единством настроения, не нуждающиеся в объединяющей мысли. В ряду поэтов-переводчиков Мей бесспорно занимает первостепенное место. Особенно хорошо передана “Песня песней”.

ln2-637-Мей – драматург, имеет те же достоинства и недостатки, как и Мей – поэт; превосходный, при всей своей искусственной архаичности и щеголеватости, язык, прекрасные подробности и никакого ансамбля. Все три исторические драмы Мея: “Царская Невеста” (1849), “Сервилия” (1854) и “Псковитянка” (1860) кончаются крайне неестественно и не дают ни одного цельного типа. Движения в них мало, и оно еще задерживается длиннейшими и совершенно лишними монологами, в которых действующие лица обмениваются взглядами, рассказами о событиях, не имеющих непосредственного отношения к сюжету пьесы и т. д. Больше всего вредит драмам Мея предвзятость, с которой он приступал к делу. Так, в наиболее слабой из драм его – “Сервилии”, рисующей Рим при Нероне, он задался целью показать победу христианства над римским обществом и сделать это с нарушением всякого правдоподобия. Превращение главной героини в течение нескольких дней из девушки, выросшей в строго-римских традициях, и притом в 002высоконравственной семье, в пламенную христианку, да еще в монахиню (неверно и исторически: монашество появляется во II – III в.), решительно ничем не мотивировано и является полной неожиданностью как для ее жениха, так и для читателя. Те же белые нитки предвзятой мысли лишают жизненности “Царскую невесту” и “Псковитянку”. Верный адент Погодинских воззрений на русскую историю, Мей рисовал себе все древнерусское в одних только величавых очертаниях. Если попадаются у него злодеи, то действующие исключительно под влиянием ревности.

Идеализирование простирается даже на Малюту Скуратова . В особенности, испорчен тенденциозным преклонением перед всем древнерусским Иоанн Грозный . Но Мей, это – сентиментальный любовник и государь, весь посвятивший себя благу народа. В общем, тем не менее, обе драмы Мея занимают видное место в русской исторической драме. К числу лучших мест лучшей из драм Мея, “Псковитянки”, принадлежит сцена псковского веча. Не лишен условной красоты и рассказ матери “псковитянки” о том, как она встретилась и сошлась с Иоанном Этот рассказ стал излюбленным дебютным монологом наших трагических актрис.

1000254931“Полное собрание сочинений” Мея издано в 1887 г. Мартыновым, с большой вступительной статьей Вл. Зотова и библиографией сочинений Мея, составленной Н.В. Быковым. Сюда вошли и беллетристические опыты Мея, литературного интереса не представляющие. Из них можно выделить только “Батю” – характерный рассказ о том, как крепостной свою овдовевшую и обнищавшую барыню не только прокормил, но и на салазках перевез из Петербурга в Костромскую губернию, и как потом эта барыня, по собственному, впрочем, предложению “Бати”, продала его за 100 руб. В 1911 г. сочинения Мея даны в качестве приложения к “Ниве”. – Ср. Протопопов “Забытый поэт” (в “Северном Вестнике”, 1888 г, № 1); С. Максимов , в “Русском Мысли” (1887, № 7); Як. Полонский , в “Русском Вестнике” (1896, № 9); Б. Садовский, в “Русской Мысли” (1908, № 7); Полянская, в “Русской Старине” (1911); Венгеров “Источники”. С. Венгеров.

 

Библиография

 

1002709113 1003212505 1407950371231006400

1007599588 ln2-637-

1003861225 1007070790
1578t

 


Количество слов: 2077

К списку поэтов