Выберите страну:

Ивнев Рюрик (Михаил Александрович Ковалев) || Ивнев Рюрик - Стихи


Ивнев Рюрик (Михаил Александрович Ковалев) || Ивнев Рюрик - Стихи

Ивнев Рюрик (Михаил Александрович Ковалев)

Рю́рик И́внев (настоящее имя Михаи́л Алекса́ндрович Ковалёв; 11 февраля (23 февраля) 1891, Тифлис, Российская империя, — 19 февраля 1981, Москва, СССР) — русский поэт, прозаик, переводчик.

Биография

Рюрик Ивнев родился в Тифлисе 11 февраля 1891 года (по старому стилю) в дворянской семье. Его отец, А.С. Ковалев, капитан русской армии, служил помощником военного прокурора Кавказского Военно-Окружного суда, и был сыном надворного советника Эриванской губернии. Детей (у Михаила был старший брат Николай) воспитывала мать, А. П. Ковалева-Принц. Среди ее предков был голландский граф, приехавший в Россию при Петре I. После смерти отца 1894 году семья переехала в город Карс, где мать получила должность начальницы женской гимназии.

По настоянию матери сыновья определяются в Тифлисский кадетский корпус, в котором Михаил проучился с 1900 по 1908 год. После окончания кадетского корпуса Михаил приходит к мысли, что карьера военного не для него, и уезжает в Петербург, где становится студентом юридического факультета Императорского университета. В 1912 году он вынужден оставить Петербургский университет и перебраться в Москву для продолжения образования. В 1913 году он заканчивает Московский университет с дипломом правоведа и возвращается в Петербург, где поступает на службу в Канцелярию государственного контроля.

Первые литературные опыты Михаила Ковалева приходятся на годы обучения в кадетском корпусе. Именно тогда, в 1904 году, рождаются первые стихи, которые он читает своим друзьям. В 1909 году появляется его первая публикация в коллективном “Студенческом сборнике”, вышедшем в Вышнем Волочке, – стихотворение “Наши дни” (подписано: М. Ковалев).

РуконогДва года спустя начинающий литератор решился показать свои стихи и прозу А. Блоку, придя к нему домой как раз в день его рождения, – и получил неблагоприятный отзыв. Следующие два стихотворения были опубликованы в 1912 году в большевистской газете “Звезда”. Вскоре Михаил, вместе с В. Шершеневичем, К. Олимповым, Василиском Гнедовым и другими, вошел в группу эгофутуристов и стал часто печататься в альманахах и сборниках, выпускавшимися издательствами “Петербургский глашатай”, “Центрифуга”, “Мезонин поэзии”. В 1913 году выходит его первая книга стихов “Самосожжение” (Откровения)” Кн. 1. Лист 1. Михаил Ковалев становится Рюриком Ивневым. Сам поэт говорил, что этот псевдоним родился во сне, буквально за день до запуска в тираж “Самосожжения”. Книга не осталась незамеченной. Молодой поэт получает известность. Перед ним распахиваются двери гостиных и литературных салонов. Он знакомится со многими известными и начинающими поэтами и писателями ? Д. Мережковским и З. Гиппиус, М. Кузминым, Н. Гумилевым, Анной Ахматовой, Ф. Сологубом, В. Маяковским. Затем выходят Лист 2-й (СПб., 1914; на посл. стр.:1913) и Лист 3-й (СПб., 1916). В 1917 году на их основе Рюрик Ивнев выпустил сборник “Самосожжение: Книга стихов. 1912 – 1916 г.г.”.

Золото смертиВ тот же период появились сборники “Пламя пышет” (М., изд-во “Мезонин поэзии”, 1913). В 1916 году выходит книга стихов “Золото смерти” (М., изд-во “Центрифуга”). Свое первое прозаическое произведение – маленькую повесть “Неизбежное” – Ивнев напечатал в альманахе “Решетка” (СПб., 1912). Десятки его рассказов и новелл публиковались в самых различных изданиях и альманахах – “Лукоморье”, “Огонек”, “Вершины”, “Биржевые ведомости”. Перед самой революцией публикуется роман “Несчастный ангел”, резко раскритикованный в печати.

В начале второй мировой войны Ивнев, подобно многим, испытал шовинистические настроения, что проявилось в ряде его стихов и брошюре “Как победить Германию?”.

Февральскую революцию Рюрик Ивнев встретил восторженно. Поэта захватила политическая деятельность. На одном из митингов он знакомится с А. Луначарским и после Октября становится его секретарем. В качестве корреспондента газеты “Известия ВЦИК” принимает участие в работе Четвертого Чрезвычайного Съезда Советов, ратифицировавшего Брестский мирный договор.

В 1918 году Ивнев переезжает в Москву, где встречается с С. Есениным (с которым был знаком с 1915 года), В. Шершеневичем и А. Мариенгофом, и примыкает к имажинистам. Через два месяца после подписания “Декларации” имажинистов, в марте 1919 года публикует в “Известиях” “Письмо в редакцию”, в котором объявляет о своем выходе из “Ордена имажинистов” из-за “полного несогласия с образом действия этой группы”.

Летом 1919 года Ивнев в составе агитпоезда имени Луначарского ездит по стране с выступлениями. Затем уезжает в Тифлис, откуда за доклад “Ленин и Россия” был выслан грузинским правительством. Ивнев возвращается в Москву и вскоре, по инициативе Луначарского, становится председателем Всероссийского Союза поэтов.

В сборнике “Имажинисты” (М., 1921) появилось “Открытое письмо” Ивнева Есенину и Мариенгофу от 3 декабря 1920 года: “Дорогие Сережа и Толя! Причины, заставившие меня уйти от вас в 1919 году, ныне отпали. Я снова с вами”. Поэт был введен в правление “Ассоциации вольнодумцев”, его стихи стали печататься в имажинистских сборниках.

В издательстве “Ордена имажинистов” в 1921 году вышел новый сборник стихов Ивнева “Солнце во гробе”, составителем и редактором которого был С. Есенин. Ивнев издает также критическую книгу “Четыре выстрела в Есенина, Кусикова, Мариенгофа и Шершеневича” (М., 1921), печатается во всех четырех номерах журнала “Гостиница для путешествующих в прекрасном”.

В 1925 году Ивнев побывал в Германии, потом работал во Владивостоке в издательстве “Книжное дело”, в 1927 году посетил Японию в качестве спецкора журналов “Огонёк” и “Эхо” и газеты “Известия”. Рюрик Ивнев сотрудничает с газетой “Камчатская правда”, где публикует “Северные очерки”.

1 июня 1927 года он ещё был на Камчатке, шлёт матери телеграмму, в которой обещает вернуться осенью. В августе на пароходе “Индигирка”, получив транзитную визу, отчаливает во Владивосток с заходом в Японию, в порт Хакодатэ.
Там, по случаю, вместе с русским скрипачом Михаилом Эрденко и его супругой (их знакомит консул Логинов) в сентябре-октябре путешествует по Хоккайдо, посещают город Инокава, пишет много стихов, цикл “Японская осень”.
В начале ноября возвращается во Владивосток. Читает лекции, выступает на творческих вечерах, которые устраивает Далецкий и Толычев. А уже в начале январе 1928 года уезжает в Москву с остановками в Хабаровске, Иркутске, Новосибирске…

В архивах краевой печати обнаружены несколько произведений поэта, написанных во Владивостоке. В газете “Красное Знамя” за первое декабря 1926 года напечатан рассказ “Тайный большевик” (окончание), за 10 апреля 1927 года стихотворение “Золотоискатели” (“Но ещё опасней и суровей / Путь – попробуй-ка останови – / Тех, кто ищёт до потери крови / Золотые россыпи любви”), 24 апреля 1927 года рассказ “Вечная улыбка”, 10 июня 1927 года “Пёстрая дорога”, 23 октября 1927 года стихотворение “Маленькая Онно” из цикла “Японская осень”.
Ивнева по праву можно назвать дальневосточным автором, как и грузинским или осетинским (за то что, перевёл эпос “Нарты”).

В 1931 году переезжает в Ленинград, где приступает к работе над автобиографическим романом “Богема”.

В 1932 году Ивнев и Кузмин вместе переводят либретто “Дон Карлоса” и “Фальстафа” Верди.

В годы Великой Отечественной войны Ивнев работает в газете “Боец РККА”. В послевоенные годы – активно издаются новые его сборники, как поэтические, так и прозаические. Переводил с грузинского и осетинского языков.

После окончания Великой Отечественной Войны Рюрик Ивнев обращается к историческому прошлому России, работает в жанре драматургии, пишет исторические хроники: “Трагедия царя Бориса”, “Сергей Есенин”, “Емельян Пугачев”, продолжает писать стихи. В последние годы своей жизни работает над мемуарами.

В шестидесятые годы имя Рюрика Ивнева уже было почти забыто, оно звучит как артефакт из прошедшей эпохи, и об этом говорит Евгений Евтушенко: «Прошли с любовью и стихами молниеносные года». Что утешает его в эти годы оглушительного забвенья? «Заброшенный, забытый всеми, / Не нужный больше никому».

В уютном московском быте он продолжает нести в себе тепло Камчатки спустя почти сорок лет. В шестидесятые годы ему кажется, что всё закончено, что его пароход разбился о крутые скалы, однако выходят книги, пишутся новые свежие и мудрые стихи, ещё будут семидесятые, творчество не останавливается, но продолжение его жизни ассоциируется у него с продвижением по тихоокеанским волнам. Пожалуй, литературное забвение не может его огорчить, ибо оно не соотносимо с тем, что переживает его сердце в минуты счастья. Его мудрость на этот счёт всечеловеческая.

Часы и голосаСозерцатель по природе своего мышления, Рюрик Ивнев не годился на роль глашатая какой-либо эстетики, теории или идеологии. В последней прижизненной книге “Часы и голоса” (1978) образ Рюрика Ивнева окончательно приобретёт советский глянец, а советский лирик Степан Щипачёв, тогдашний председатель московской писательской организации, напишет предисловие, в котором тоже сочувственно отметит: “как-то получилось, что имя его все эти годы было в тени”. Как-то так получилось…

До последних дней своей жизни Рюрик Ивнев не прекращал работы, активно помогал молодым литераторам. Умер за письменным столом за три дня до своего 90-летия. Похоронен на Ваганьковском кладбище в Москве, на Васильевской аллее.

 

 

Могила Р. Ивнева на Ваганьковском кладбище в Москве

 

 

О творчестве поэта

«В советскую литературу Ивнев вошёл в тени имажинистов. Его значение для западной славистики как в поэзии, так и в прозе невелико». — Вольфганг Казак

«Всю жизнь Рюрик Ивнев был на службе у времени, а время, казалось, забыло его…»— Н. Леонтьев

Американский исследователь русского футуризма Владимир Марков, с недоверчивостью отнёсшийся к обращению Ивнева в большевики, сурово характеризует раннее творчество поэта:
“Рюрик Ивнев (псевдоним Михаила Александровича Ковалева, (1891-1981) родился в Тифлисе, в семье военного, и был ещё одним не лишённым таланта другом Шершеневича. До революции Ивнев имел в поэтических кругах определённую репутацию, после революции присоединился к имажинистам (во главе которых стоял Шершеневич). До недавнего времени о Ивневе почти не вспоминали. В издательстве “Мезонин поэзии” вышла книга его стихов “Пламя пышет”; в ней он – импрессионист, улавливающий мельчайшие движения своей больной души и каждую подробность окружающего мира. Этот мир – не обязательно город: Ивнев – единственный поэт “Мезонина”, увлекающийся сельскими пейзажами (с особым пристрастием к пристаням). Поэзия Ивнева восходит к Александру Блоку и Михаилу Кузмину. Он – один из немногих русских поэтов-мужчин, стихи которого напоминают стихи Ахматовой. Следующие две строки книги “Пламя пышет” вполне дают представление о его творчестве: “Я в душе своей, как в земле изрытой, / Копошусь руками измученными”. Ивнева болезненно влекло к страданиям, и не только к своему собственному, но и к чужому (“Гибель кучера”). Ритмы разговорной речи в акцентном стихе (так называемом дольнике) и стихотворные строки разной длины не могут не привлечь к себе внимания исследователей русской поэзии, зато встречающиеся порой необычные рифмы и неологизмы выглядят данью репутации футуриста. В действительности Ивнев особого интереса к словесному эксперименту не проявлял. В 1913 году Ивнев издал в Москве первый “лист” (небольшой сборник стихотворений) “Самосожжения” – вероятно, самого характерного своего сочинения. Здесь жалость к себе, и болезненное отвращение, и что-то вроде молитв, и надежда на раскаяние и очищение души. Ивнев нередко пишет о Святой Руси и её святынях, но всюду в его поэзии господствует один и тот же мотив: “Господи, почему я такой плохой?”. Второй “лист” “Самосожжения” был издан в 1914 году в “Петербургском глашатае”, третий в 1916 году в “Очарованном страннике”, после чего, добавив к трём “листам” стихи из других публикаций, Ивнев выпустил в Петрограде в 1917 году отдельную книгу под тем же названием”.

“Книга ещё одного бывшего члена “Мезонина поэзии” Рюрика Ивнева “Золото смерти” была издана “Центрифугой” в 1916 году. Стихи Ивнева пронизаны мотивами отчаяния, безнадёжности, разложения и грязи и мало что добавляют к уже известному нам образу поэта. Все эти мотивы нагромождены в книге без малейшей жалости к читателю. “Золото смерти” – одна из самых декадентских книг в русской поэзии, где городское предместье служит фоном для описания подробностей болезни и смерти (больница, самоубийство, могильные черви, и т.д.), кульминацией которых служит “слово сахарное – умру”. В общем, совершенно не футуристическая поэзия. Последняя дореволюционная книга Ивнева – уже упомянутый сборник “Самосожжение” (Петроград, 1917), составленный из трёх ранее изданных брошюр под тем же названием. На протяжении сотни страниц Ивнев чередует мазохистские и истерические стихи о своей греховности с не менее истерическими мольбами к Богу. Иронический итог поэтической деятельности Ивнева в канун революции: вскоре он станет секретарём Луначарского и с энтузиазмом (по крайней мере, внешним) примет революцию. Ивнев сыграл довольно важную роль в имажинизме, во главе которого стоял Шершеневич, после чего взялся за литературную подёнщину. Если не считать переводов грузинских поэтов, Ивнев вновь выступил как поэт только в 1940 году; после Второй мировой войны он издал три стихотворных сборника”. Владимир Марков “История русского футуризма” (1968. США)

 

Сочинения

Стихи

• Самосожжение. В 3-х кн., 1913-15
• Пламя пышет, М., “Мезонин поэзии”,1913
• Рюрик Ивнев и Пётр Эсс, «У Пяти углов», типография «Рекорд», загородный 36, СПБ, 1913.
• «Золото смерти» Изд. Центрифуга, Москва, 1916. Отпечатано в типографии «Автомобилист».
• Самосожжение, 1917
• Солнце во гробе, М., Имажинисты, 1921 — 25 стихотворений, отобранных Есениным
• Осада монастыря, 1925
• Избранные стихотворения, Тб., 1945
• Стихи. Тб. 1948.
• Избранные стихи, М.,1965
• Память и время, М.,1969
• Избранные стихотворения, М., 1974
• Часы и голоса. Стихи, воспоминания, 1978
• Тёплые листья, 1978
• Стихотворения, 1982

Проза

• Юность. Роман, 1912
• Несчастный ангел. Роман, Пг.,1917
• Четыре выстрела в Есенина, Кусикова, Мариенгофа, Шершеневича. Статьи, 1921
• Любовь без любви. Роман, М., 1925
• Открытый дом. Роман, Л.,1927
• Герой романа. Роман, Л., 1928
Переводы
• Поэма Низами “Семь красавиц” (с фарси)

 

Солнце во гробе Руконог

Воспоминания Булань

Часы и голоса У подножия Мтацминды

 


Количество слов: 2048

К списку поэтов