Выберите страну:

Берггольц Ольга Федоровна – Биография || Берггольц Ольга - Стихи


Берггольц Ольга Федоровна –  Биография || Берггольц Ольга - Стихи
Берггольц Ольга Федоровна – Биография

Берггольц Ольга Федоровна – Биография

О́льга Фёдоровна Бергго́льц (3 [16] мая 1910 года, Санкт-Петербург — 13 ноября 1975 года, Ленинград) — русская советская поэтесса, прозаик.

Биография

Мать — Мария Тимофеевна Берггольц (1884—1957, похоронена на Шуваловском кладбище в Петербурге), отец — Фёдор Христофорович Берггольц, врач-хирург (фамилия немецкая, по деду со стороны отца), младшая сестра — Мария (Похоронена на Литераторских мостках Волковского кладбища). Детские годы прошли на окраине Невской заставы. С 1918 по 1920 годы вместе с семьёй жила в Угличе в бывших кельях Богоявленского монастыря.

Отец ушел на фронт полевым хирургом, а в 1918 году голод и разруха привели Марию Тимофеевну с дочерьми в Углич, где они жили в одной из келий Богоявленского монастыря. Только в 1921 году доктор Берггольц, прошедший две войны, приехал в Углич за своей семьей, и они вернулись на Невскую заставу. Родительские мечты об институте благородных девиц и медицинском образовании Ляли бесследно канули, и Ольга стала ученицей 117-й трудовой школы, которую окончила в 1926 году, а в 1924 году она уже была пионеркой, превратившись из набожной интеллигентной девочки в пролетарскую активистку, вскоре вступившую в комсомол.

Olga Bergholz.jpg

Первое стихотворение поэтессы «Пионерам» было напечатано в газете «Ленинские искры» в 1925 году, первый рассказ «Заколдованная тропинка» — в журнале «Красный галстук». В 1925 году пришла в литературное объединение рабочей молодёжи — «Смена», где встретила поэта Бориса Корнилова (первого мужа), с которым позднее училась на Высших курсах при Институте истории искусств. Через некоторое время они поженились, родилась дочь Ирочка. На Высших курсах преподавали такие учителя, как Тынянов, Эйхенбаум, Шкловский, выступали Багрицкий, Маяковский, И. Уткин.

С 1930 года работала в детской литературе, печаталась в журнале «Чиж».

Поступила на филологический факультет Ленинградского университета. Преддипломную практику проходила во Владикавказе летом 1930 года, в газете «Власть труда». Освещала строительство ряда народнохозяйственных объектов, в частности, Гизельдонской ГЭС.
В 1930 году Ольга Берггольц окончила филологический факультет Ленинградского университета и по распределению уехала в Казахстан, где стала работать разъездным корреспондентом газеты “Советская степь”», о чём рассказала в книге «Глубинка» (1932). В это же время Берггольц и Корнилов развелись (“не сошлись характерами”) и Ольга вышла замуж за Николая Молчанова, с которым училась вместе в университете. (с которым пробудет до его смерти в 1942 году).

Вернувшись из Алма-Аты в Ленинград, Ольга поселилась вместе с Николаем на улице Рубинштейна, 7 – в доме, называвшемся “слезой социализма”. Тогда же была принята на должность редактора “Комсомольской страницы” газеты завода «Электросила» (1931—1934)., с которой сотрудничала в течении трех лет. Позднее работала в газете “Литературный Ленинград”. Через несколько лет умерла младшая дочь Ольги Берггольц – Майя, а спустя два года – Ира.

В 1933—1935 годах выходят книги: очерки «Годы штурма», сборник рассказов «Ночь в Новом мире», сборник «Стихотворения», с которых начинается поэтическая известность Берггольц.

13 декабря 1938 года была арестована по обвинению «в связи с врагами народа» и как участник контрреволюционного заговора против Сталина и Жданова, в заключении после побоев разрешилась мертворождённым ребёнком (обе её дочери умерли прежде). 3 июля 1939 года была освобождена и полностью реабилитирована; вскоре после освобождения вспоминала «Вынули душу, копались в ней вонючими пальцами, плевали в неё, гадили, потом сунули обратно и говорят: живи!». Первый муж — Борис Корнилов — был расстрелян 21 февраля 1938 года в Ленинграде.

Она провела в тюрьме около 7 месяцев. В тюрьму попала беременной, но от избиений на допросах родила мертвого ребенка. Тюрьма, тяжелое общенародное горе, которое в это время запечатлевалось в «Реквиеме» А.Ахматовой, многое ей открыли. Когда-то, чуть не в детстве, она написала «Каминную дудку» — необъяснимо пророческое стих, о своей судьбе. В ней говорится, что сначала дудка была глиной, которую везли в телеге, потом ее обжигали в огненной печи, и, пройдя через огонь, она стала звонкой. Б. рассказывала один из эпизодов своих тюремных страданий — как ее везли по тюремному двору на телеге в больницу и как потом, едва оправившись, она пела вместе с сокамерницами антифашистские песни. У нее был высокий чистый голос — голос каменной дудки.

Муза Берггольц — Мельпомена, дочь Зевса и Мнемозины, музы Памяти. В одной руке она держит трагическую маску, в другой — меч. Пройдя через тюрьму и вглядываясь в близкую войну, Берггольц в конце 1930-х ощутила в своей душе все три ипостаси Мельпомены; трагическая маска уже вплотную приблизилась к ней, память вобрала в себя и настоящее и будущее («Большое Время»), слово изострилось, предчувствуя битву.

Но у нее была и русская эмблематика, найденная, как ни странно, тоже в юности, казалось бы, солнечной и счастливой: «Полынь, полынь, моя трава, / На всех путях лежит…» («Но сжала рот упрямо я…»). Полынь в стихах Б. так же глубоко символично, как роза у А.Ахматовой или рябина у М.Цветаевой.

Главное, что пришло к Берггольц в испытаниях конца 1930-х,— ощущение слитности с народом, его жизнью и бедой, из которых главная, война, еще впереди. В духе высокой трагедии зазвучали тогда стихи не одной Берггольц. Важным поэтическим и общественным событием была книга Н.Тихонова «Тень друга», стихи И.Эренбурга, А.Ахматовой («В сороковом году»), П.Антокольского. Берггольц пишет большой цикл стихотворений «Европа. Война 1940 года». Он посвящен И.Эренбургу. Здесь Берггольц заговорила как поэт высокого трагедийного звучания. Если предшествующие стихи были горестными, то произведения этого цикла обрели широту дыхания и полнозвучие голоса. Она пишет о толпах обезумевших матерей, о детских обугленных ручонках, о темной ночи, распростертой над Европой, о темно-красных реках, несущих людской прах. Вскоре все это возникнет и на российских выжженных просторах, а также и в ее родном городе, трагедия которого превзойдет все известные в истории масштабы. Она писала о Европе, но пророчила о своей собственной стране.

В 1940 году вступила в ВКП(б).

В годы Великой Отечественной войны, оставаясь в осаждённом Ленинграде, работала на радио, почти ежедневно обращаясь к мужеству жителей города. В ноябре 1941 ее с тяжело больным мужем должны были эвакуировать из Ленинграда, но Николай Степанович Молчанов умер и Ольга Федоровна осталась в городе. Отец, Фёдор Берггольц, за отказ стать осведомителем в марте 1942 года был выслан из блокадного Ленинграда органами НКВД в Минусинск (Красноярский край).

В.К.Кетлинская, руководившая в 1941 Ленинградским отделением Союза писателей, вспоминала, как в первые дни войны к ней пришла Ольга Берггольц. Спросила, где и чем она может быть полезна. Кетлинская направила Ольгу Берггольц в распоряжение литературно-драматической редакции ленинградского радио. Спустя самое недолгое время тихий голос Ольги Берггольц стал голосом долгожданного друга в застывших и темных блокадных ленинградских домах, стал голосом самого Ленинграда. Это превращение показалось едва ли не чудом: из автора мало кому известных детских книжек и стихов, про которые говорилось “это мило, славно, приятно – не больше”, Ольга Берггольц в одночасье вдруг стала поэтом, олицетворяющим стойкость Ленинграда. В Доме Радио она работала все дни блокады, почти ежедневно ведя радиопередачи, позднее вошедшие в ее книгу “Говорит Ленинград”.
После войны на гранитной стеле Пискаревского мемориального кладбища, где покоятся 470 000 ленинградцев, умерших во время Ленинградской блокады и в боях при защите города, были высечены именно её слова:
Здесь лежат ленинградцы.
Здесь горожане — мужчины, женщины, дети.
Рядом с ними солдаты-красноармейцы.
Всею жизнью своею
Они защищали тебя, Ленинград,
Колыбель революции.
Их имён благородных мы здесь перечислить не сможем,
Так их много под вечной охраной гранита.
Но знай, внимающий этим камням:
Никто не забыт и ничто не забыто.

Она писала и о властях города во время блокады, о том что, когда даже экскаваторы не справлялись с рытьем могил, и трупы лежали штабелями вдоль улиц и набережных, руководители запретили произносить слово «дистрофия». Мол, люди умирают от чего угодно – но не от голода. «О, подлецы, подлецы!» Гитлер считал ее личным врагом.

Стихи Берггольц тех трагических дней были строги и скупы на слова, в них не было ни особой инструментовки, ни, тем более, богатства красок, они были аскетичны и просты. Всего две краски: белая, как снег, и черная, как дым городских пожарищ, а голос, с трудом пробивавшийся сквозь треск радиоэфира, бывал доверительно тих.

В годы блокады и войны Берггольц написала много лирических стихов, вошедших в книги «Ленинградская тетрадь (1942), «Ленинградская поэма» (1942), «Ленинградский дневник (1944), «Ленинград (1944), «Твой путь» (1945).

Наряду с лирическими стихами Берггольц написала несколько поэм: «Февральский дневник» (1942), «Ленинградская поэма» (1942), «Памяти защитников» (1943), «Твой путь» (1944). Их она тоже читала по радио или вставляла фрагментами в радиовыступления. Особое место занимает поэма-реквием «Памяти защитников» — она многократно отозвалась затем и в различных стихах, и в книге «Дневные звезды» (1959), окончательно запечатлевшись, окаменев, в мемориальной надписи на Пискаревском кладбище. Поэма «Твой путь», возникшая в блокадном городе, дала начало драматичным стихам послевоенных лет, отозвавшись неожиданно и своеобразно во многих произведениях (цикл «Перед разлукой», 1956).

Тема памяти, всегда существовавшая в художественном сознании Берггольц в очень широком диапазоне, была главнейшей в послевоенном творчестве. Она организовала и инструментовала большую поэму «Первороссийск» (1950), посвященную первой коммуне, возникшей на исходе Гражданской войны на Алтае, и монументальную героико-романтическую трагедию «Верность» (1954).

После войны выходит книга «Говорит Ленинград» о работе на радио во время войны. Написала пьесу «Они жили в Ленинграде», поставленную в театре А. Таирова. В 1952 году — цикл стихов о Сталинграде.

C 1949 года по 1962 год состояла в браке с Георгием Макогоненко.

В середине 1950 — начале 1960-х несколько стихотворений Берггольц были распространены в самиздате. В 1960-е вышли её поэтические сборники: «Узел», «Испытание», в 1970-е — «Верность», «Память».

Первые послевоенные годы, как, впрочем, и последующие, были нелегкими для развития реалистической, правдивой литературы. Т.н. «теория бесконфликтности», стремление политического и литературного руководства сгладить и подлакировать военную историю и современность Берггольц переживала тяжело и неоднократно выступала в печати и на собраниях СП с бескомпромиссными требованиями правдивости, честности и искренности.

Автобиографическая повесть «Дневные звезды» (1959) была самым ярким и совершенным произведением в лирико-испове-дальной прозе, начавшей, не без влияния этого произведения, бурно развиваться в 1960-е. Формула «самовыражения», выдвинутая Берггольц в одном из выступлений, стала внутренним идейно-эстетическим стержнем этой книги, широко распахнутой как в прошлое автора и страны, так и в настоящее и будущее, образовав то «Большое Время», что и является главным героем повествования. Книга лирична и существует на самой грани стиха — она поэтически субъективна, эмоциональна и страстна. Сама Берггольц вспоминала в связи с нею — как некий ориентир и масштаб — «Былое и думы» А.Герцена.

Естественно, что бескомпромиссность Берггольц ее правдивость, искренность, отстаивание «самовыражения» вызывали яростные нападки со стороны охранительной критики. В статьях «Разговор о лирике» (1953), «В защиту лирики» (1954) и в выступлении на XI съезде советских писателей (1954) она полемизировала с ними (особенно с Н.Грибачевым и А.Софроновым), отстаивая право художника на творческую свободу. Она же первой подняла вопрос о необходимости пересмотра догматических Постановлений ЦК партии 1946-48. Она считала, что в них был нанесен удар по обоим крылам искусства, по трагедии и комедии. «Дневные звезды» Берггольц считала своей главной книгой. Над 2-й частью она работала до последних дней своей жизни. Фрагменты этой так и не законченной части были опубликованы в 2000 в книге «Встреча».

Последние шестнадцать лет “боль, вино, одиночество” (по словам ее сестры, Марии Федоровны, скончавшейся в 2003 г.) обступили поэтессу, но не погасили в ней песенного дара. В последний год жизни она сказала: “я живу через боль, пишу через боль…”

Картинки по запросу Берггольц Ольга Федоровна

 

 

Умерла Ольга Федоровна Берггольц 13 ноября 1975 в Ленинграде. Похоронена на Литераторских мостках Волковского кладбища. Несмотря на прижизненную просьбу писательницы похоронить ее на Пискаревском мемориальном кладбище, где высечены в камне ее слова “Никто не забыт и ничто не забыто”, “глава” Ленинграда г.Романов отказал писательнице. Памятник на могиле поэтессы появился только в 2005 году.

Дневники, которые поэтесса вела много лет, при её жизни не были опубликованы. После смерти Ольги Берггольц её архив был конфискован властями и помещен в спецхран. Фрагменты дневников и некоторые стихотворения появились в 1980 году в израильском журнале «Время и мы». Большинство не публиковавшегося в России наследия Берггольц вошло в 3-й том собрания её сочинений (1990). Выдержки из дневников о приезде поэтессы в деревню Старое Рахино опубликованы в журнале «Знамя» в 1991 году.
Выдержки из дневников Ольги Берггольц, опубликованных в 2010 году:
«Жалкие хлопоты власти и партии, за которые мучительно стыдно… Как же довели до того, что Ленинград осаждён, Киев осаждён, Одесса осаждёна. Ведь немцы всё идут и идут… Артиллерия садит непрерывно… Не знаю, чего во мне больше — ненависти к немцам или раздражения, бешеного, щемящего, смешанного с дикой жалостью, — к нашему правительству… Это называлось: «Мы готовы к войне». О сволочи, авантюристы, безжалостные сволочи! »

 

Библиография

Среди произведений Ольги Федоровны Берггольц – поэмы, стихотворения, рассказы, повести, пьесы, публицистика

• “Углич” (1932; повесть)
• “Глубинка” (1932; сборник очерков, написанных в Казахстане)
• “Стихотворения” (1934; сборник лирики)
• “Журналисты” (1934; повесть)
• “Ночь в “Новом мире” (1935; сборник рассказов)
• “Зерна” (1935; повесть)
• “Книга песен” (1936; сборник)
• “Февральский дневник” (1942; поэма)
• “Ленинградская поэма” (1942)
• “Ленинградская тетрадь” (1942; сборник)
• “Памяти защитников” (1944)
• “Они жили в Ленинграде” (1944; пьеса; написана совместно с Г.Макогоненко)
• “Твой путь” (1945)
• “Ленинградская симфония” (1945; киносценарий; совместно с Г.Макогоненко)
• “Говорит Ленинград” (1946; сборник выступлений Ольги Берггольц по радио в годы блокады Ленинграда; первое издание книги было изъято в связи с “ленинградским делом”)
• “У нас на земле” (1947; пьеса)
• “Первороссийск” (1950; героико-романтическая поэма о петроградских рабочих, строивших в 1918 на Алтае город-коммуну; в 1951 – Государственная премия СССР)
• цикл стихов о Сталинграде (1952)
• “Верность” (1954; поэма о Севастопольской обороне 1941-1942 годов)
• “Дневные звезды” (1959; автобиографическая книга лирической прозы; в 1968 был снят одноименный фильм)
• “Узел” (1965; сборник стихов 1937-1964 годов)

Фильмография

• 1962 — Вступление — голос за кадром, читает свои стихи
• 1974 — Голос сердца (документальный фильм)

Экранизации

• 1966 — Дневные звёзды (реж. Игорь Таланкин)
• 1967 — Первороссияне (реж. Евгений Шифферс)

Награды и премии

• Сталинская премия третьей степени (1951) — за поэму «Первороссийск» (1950)
• орден Ленина (1967)
• орден Трудового Красного Знамени (1960)
• медаль «За оборону Ленинграда» (1943)
• медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.»
• Почётный гражданин Санкт-Петербурга (1994)

Адреса в Ленинграде

 

Улица Рубинштейна, 7 («слеза социализма»).
1932—1943 годы — дом-коммуна инженеров и писателей получившее яркое прозвище «Слеза социализма» — улица Рубинштейна, 7, кв. 30.
Последние годы жизни — дом № 20 на набережной Чёрной речки.

Память

Именем Ольги Берггольц названа улица в Невском районе и сквер во дворе дома № 20 по набережной Чёрной речки в Приморском районе в Санкт-Петербурга. Также именем Ольги Берггольц названа улица в центре Углича.
Памятная доска на здании бывшей школы в Богоявленском монастыре Углича, где Ольга Берггольц училась с 1918 по 1921 гг.

 

Мемориальная доска на доме 7 по ул. Рубинштейна в Санкт-Петербурге

 

Мемориальные доски Ольге Берггольц установлены на здании бывшей школы в Богоявленском монастыре Углича, где она училась с 1918 по 1921 гг. и на улице Рубинштейна, 7, где она жила.

 

Мемориал Ольге Берггольц при входе в Ленинградский Дом Радио

 

 

Ещё один бронзовый барельеф её памяти установлен при входе в Дом радио.
Памятник Ольге Берггольц также установлен во дворе Ленинградского областного колледжа культуры и искусства на Гороховой, 57-а: где в годы Великой Отечественной войны был госпиталь.
В 1994 году Ольге Берггольц присвоено звание «Почётный гражданин Санкт-Петербурга».
17 января 2013 года, к 70-летию прорыва блокады Ленинграда в Санкт-Петербурге в школе № 340 Невского района был открыт музей Ольги Берггольц. Экспозиция состоит из четырёх выставочных разделов — «Комната Ольги Берггольц», «Блокадная комната», «Место памяти» и «История микрорайона и школы».
К 100-летию со дня рождения поэтессы, в 2010 году, петербургский театр «Балтийский дом» поставил спектакль «Ольга. Запретный дневник» (режиссёр Игорь Коняев, в главной роли Эра Зиганшина).

 

Источники информации

• “Вспоминая Ольгу Берггольц”. Сборник; Лениздат, 1979
• С. Шульц, “Главная улица Санкт-Петербурга”; “Наука и жизнь”, 2001 (Ежедневный еженедельник “Кругозор”)
• Константин Поздняев, “Расстрел по лимиту. Мифы и правда о трагической гибели Бориса Корнилова”; “Литературное Обозрение”, 1993 (Ежедневный еженедельник “Кругозор”)
• Энциклопедический ресурс rubricon.com (Энциклопедический справочник “Санкт-Петербург”, Российский энциклопедический словарь, Большая советская энциклопедия)
• Радио Свобода – svoboda.org
• Проект “Россия поздравляет!”


Количество слов: 2562

К списку поэтов